Archive for the ‘Без рубрики’ Category

Как выбрать своего мужчину

Четверг, Август 8th, 2019


«Если вы будете практиковать на мужчине манипулирование и маскарад, то никогда не сможете обрести подлинную внутреннюю силу. Пока вы знаете, что вызвали его интерес к себе с помощью искусственных приемов, вы так и будете оставаться в плену у этой «методики» обращения с мужчиной, дабы удерживать его и дальше. Нельзя чувствовать себя по-настоящему сильной женщиной, если полагаешься на что-то еще, кроме собственных сил».


«Если вы используете в обращении с мужчиной манипулирование и маскарад, то никогда не обретете полной уверенности. Вы не сможете ни расслабиться, ни поверить в искренность любви мужчины к вам, пока осознаёте, что вызвали его любовь к себе или интерес тем, что притворялись и изображали из себя не ту, кто вы есть на самом деле».


«Я посвящаю «Подлинные правила» каждой женщине, которая мечтает завязать знакомство с подходящим для нее мужчиной, основанное на полном равенстве — безо всякого притворства и ущерба для своей гордости, вступить во взаимоотношения, построенные на истинной любви, близости и полном взаимопонимании. 
И я посвящаю «Подлинные правила» каждому настоящему мужчине, который хочет найти настоящую женщину — ту, которой сможет доверять, которую будет уважать, женщину с открытой душой и любящим сердцем».



«Я посвящаю «Подлинные правила» каждой женщине, которая до такой степени жертвовала своим «я» в угоду мужчине, что теперь и сама не знает, что представляет из себя на самом деле. 
Я посвящаю «Подлинные правила» каждой матери, которая не желает, чтобы ее дочь допустила в любви те же самые ошибки, что и она, и каждой дочери, которая не желает повторить ошибки своей матери».



«Я посвящаю «Подлинные правила» каждой женщине, испытавшей горечь оттого, что влюбилась в мужчину, оказавшегося для нее неподходящим.
Я посвящаю «Подлинные правила» каждой женщине, которая хоть раз в жизни поверила, что должна изображать из себя некое совершенство, чтобы заставить мужчину полюбить ее. 
Я посвящаю «Подлинные правила» каждой женщине, которая боялась поделиться с мужчиной своими истинными мыслями, чувствами и желаниями из-за страха потерять его — вдруг он сочтет ее чересчур требовательной и желающей слишком многого».



Без обмана — к успеху

Четверг, Июль 25th, 2019


«Когда больше не принимаешь решений, жизнь застывает. Легко умереть, трудно жить. И только думающий человек проживает свою жизнь сознательно. Для не рассуждающего человека, который избегает любых решений, жизнь проходит мимо. Кто-то иной решает за него. И это время, прожитое без решений, для него безвозвратно утеряно. Таким образом, можно провести время с умом или же бездумно упустить его. Прежде чем выбрать приемлемую позицию в жизни, вы должны ясно представлять себе один жизненный принцип: кто решает, тот определяет ход событий! Этот простой закон вам может подсказать любой, самый заурядный телефильм! Поэтому для вас, в принципе, существует лишь одно решение: решать и тем самым определять события!».

«Наши мнения в огромной мере определяются нашим происхождением и воспитанием. Наше происхождение, наш родительский дом, школа и профессия вырабатывают определенный стереотип мышления. Однако каждому, кто посмотрит на развитие общества, должно быть ясно, что не те, кто со всем соглашается, обеспечивают прогресс, а чудаки, инакомыслящие! Но инакомыслие, впрочем, не имеет ничего общего с возражением всему и вся. Ведь само возражение вовсе не является безошибочным признаком самостоятельности мышления. Если возражение постоянно ставится в пику мнениям других, то оно представляет собой не что иное, как негативный слепок с мнения других!».

«Ключевой же вопрос следующий: «Как стать хозяином своей жизни — в профессиональном и личном планах? Как обрести достаточную степень свободы, чтобы можно было взглянуть на свою жизнь как на единое целое?» Ответ здесь один: «Я отказываюсь от прошения об отставке со службы собственной жизни, что долгие годы ношу с собой! Я выбрасываю его вон — сейчас, не мешкая! Я ищу свою цель, как Колумб, имевший лишь смутное представление о новом материке, которого он хотел достичь!» С таким настроем вы обязательно отыщете свою цель в жизни! В этом вы можете быть уверены. Вам нужно только найти в себе силы и мужество отказаться от своей внутренней отставки! Поэтому — заберите назад свое прошение. Прямо сейчас!».

«Помните, пожалуйста, всегда следующее: не важно, в какой роли, в какой жизненной ситуации или на каком жизненном отрезке вы сейчас находитесь, истинный успех обретают лишь посредством постановки собственных целей, собственных мыслей и собственных идей, редко посредством чужих целей, мыслей и идей!».

«Первое, что говорил я себе в то время каждое утро: «Тебе известна цель, так что смело иди к ней!» Я представлял себя на вершине своей мечты и в те периоды, когда готов был скорее сдаться, чем продолжать верить в успех. Сегодня я знаю, сколь обязательно такое видение и сколь важна глубокая вера в осуществление мечты. Лишь посредством такой веры можно активизировать последние резервы и востребовать потенциал собственных возможностей, который кроется в нас и помогает нам найти выход из самых тяжелых жизненных ситуаций!».

«Ваше представление о себе и ваше отношение к данной ситуации может быть существенно иным, а именно, положительным, доверительным, живым и полным оптимизма! И тогда ваша жизнь потечет по совершенно иному руслу. Поскольку, несмотря на все преходящие тревоги, заботы и, возможно, неудачи, вы никогда не теряли веру в самих себя. И эта вера поддержит вас и поможет вам выстоять. Затем вы, неожиданно для себя, почувствуете ее волшебную силу и узрите перед собой чудесное, полное света и радости будущее. Ваши видения и мечты будут шаг за шагом превращаться в осязаемую действительность. Непременно становитесь великим мечтателем! Мечтайте о свершениях, успехах и всем хорошем в вашей жизни!».

«Прежде всего я понял, что только те цели являются для нас верными, с которыми в согласии наше сердце и наша душа. Ибо, как сказал Альберт Эйнштейн, «проблемы никогда нельзя разрешить с тем же образом мыслей, который их породил»».

«Его проблема состояла в том, что долгие годы все его силы уходили на борьбу с неудачами и личным неуважением, вместо того чтобы сражаться за свое возвращение и восхождение к новым вершинам. Он нуждался в том, чтобы кто-то сказал ему: «Будь мужественным, честным к самому себе и забудь о предыдущих неудачах. Не позволяй себе дальше катиться вниз. Ступай навстречу новым, достойным целям. Не заглядывай в пропасть, а смотри вверх, на вершину, над которой каждое утро восходит сияющее солнце!».

Банановый кекс

Вторник, Апрель 10th, 2018

Помню, когда я была на Гавайях, мне очень хотелось попробовать банановый хлеб, о котором я была наслышана. Но попробовав его, я была разочарована — это оказался просто банановый кекс. И сегодня я сама попробовала приготовить одну из его вариаций (я опиралась на рецепт из Вкусного блога).

3 банана (я взяла 2 уже замороженных и один свежий)
1,5 стакана муки
3/4 стакана сахара
2 яйца
100 гр растопленного сливочного масла
9 гр. разрыхлителя для теста
пакетик ванилина
3 горсти цукатов

Масло растопить, бананы размять (лучше в блендере). Смешать бананы, яйца, масло, сахар. Все взбить. Добавить муку, смешанную с ванилином, и разрыхлителем. Хорошо перемешать, добавить цукаты.
(Я бы и орехи добавила, но просто дома их не оказалось).

Вот какой кекс получился 🙂

Присоединённое изображение
Присоединённое изображение

Драники

Воскресенье, Март 25th, 2018

Сегодня решила попробовать сделать драники — никогда их не готовила раньше, да и не пробовала никогда.

Посмотрела разные рецепты, и решила воспользоваться самым простым. Взяла 7 небольших картофелин, одну луковицу и одно яйцо. Муку решила не брать для чистоты эксперимента. Картошку и лук натерла на мелкой терке, добавила к ним яйцо, перец, соль, и пожарила их на сковородке.

Мне вкус понравился, я вообще картошку люблю и лук. Жаль только, что очень жирные они получаются.

Присоединённое изображение
Присоединённое изображение

Кабачковые оладьи

Суббота, Март 10th, 2018

Сегодня по рецепту Алексея Онегина (www.arborio.ru) приготовила кабачковые оладьи — получилось вкусно 🙂 Рекомендую!

Оладьи из кабачков.
2 порции
1 крупный кабачок
1 яйцо
1/2 ст. муки
2 зубчика чеснока
несколько веточек петрушки и укропа

Перед тем, как начать готовить кабачковые оладьи, измельчите чеснок и зелень, добавьте яйцо, приправьте солью и перцем и слегка взбейте в большой миске. Натрите очищенные кабачки на крупной терке (сердцевину с семенами можно удалить, а можно и оставить – клетчатка как-никак) и переложите в миску. Добавьте муку, перемешайте до однородности, и, как следует разогрев на сковороде немного растительного масла, выложите в него по одной столовой ложке мякоть кабачков и разровняйте. Как только оладьи схватятся и зазолотятся внизу – переверните, обжарьте до готовности и снимите с огня. Хорошие оладьи получились – с золотистой, хрустящей корочкой снаружи и нежные внутри. Подавайте их со сметаной. :thumb:

Присоединённое изображение
Присоединённое изображение

 

 

Те же самые оладьи, только «в профиль» 🙂

В общем, решила я, что мне чего-то в предыдущем рецепте недостает. Может, я просто соли с перцем недостаточно положила? Но я решила пойти другим путем, и добавить лука и помидоров. Чеснок я в этот раз не положила, хотя, можно было бы и оставить, наверно. А положила половину луковицы (думаю, можно и целую положить) и мякоть небольшого помидора (можно было взять и побольше), и еще добавила 3 чайных ложки томатной пасты (чтобы покислей было). Мне понравилось! :yesgirl:

Присоединённое изображение
Присоединённое изображение

 

 

 

Идея аэропортно-утопическая :), сохранность багажа

Суббота, Март 10th, 2018

Перемещаясь в очередной раз по воздуху, задалась вопросом, а можно ли сделать процедуру получения багажа более современной.

Во всем мире, ну или по крайней мере в тех местах я была, на мой взляд багаж разбирается каким-то доисторическим способом — стоишь у ленты и высматриваешь свои чемоданы. При этом многие стараются поближе к началу ленты встать для того, чтобы их чемоданы кто-нибудь другой не высмотрел. В общем, толкотни и суматохи достаточно. И никто не проверяет свои ты чемоданы взял или чужие.

А, вот, когда по России летала, там багаж проверяли. Стоит одна женщина, все к ней по очереди подходят, талончики свои показывают, она их с тем, что на багаже написано сверяет — очень продвинутая технология 🙂

В принципе, наверно, люди привыкли к тому, что есть. Но мне почему-то какого-то более современного варианта захотелось. А то странно как-то — чуть ли не все везде автоматизировано, электронные билеты, а багаж — все вручную.

В общем, появилась у меня следующая идея — наклеивать на чемоданы пинкод, и также отдавать талон с пинкодом владельцу чемодана. Можно одинаковый пинкод давать, а можно такой, чтобы как ключ к замку подходили.
А в закрытой части аэропорта для багажа сделать конвейер и лифты для багажа, который будет размещаться каждый на своем месте. Местная лента будет сдвигать багаж на лифт или на конвейер, и багаж будет перемещаться к окошку выдачи, где как раз перед этим владелец багажа приложил пинкод к датчику.

Вот собственно и всё 🙂

Психотерапия стран

Воскресенье, Февраль 25th, 2018

Уже второй раз в голову приходит утопическая идея, о том, что скорей всего, для «мира во всем мире» должно появиться что-то наподобие психотерапии стран.
Видится что-то наподобие семейной психотерапии, когда к психотерапевту должны приходить муж и жена, оба заинтересованные в продолжении отношений и оба понимающие, что раз они имеют проблемы и не могут договориться по каким-то вопросам, то, скорей всего, они имеют какие-то «слепые пятна».
Думаю, так же и со странами — каждая культура, страна считает себя правой, а соперника — нет, но, возможно, нужно просто «расширять» сознание каждой страны/культуры, и может, быть тогда они смогут найти точки соприкосновения, и понять, что они обычно имеют куда больше общего, чем разного.
Но сколько времени пройдет, да и наступит ли вообще когда-нибудь такой момент, когда взаимодействие во всем мире станет для всех интересней, чем соперничество?
Или это все только утопия?..
Хотелось бы надеяться, что нет…

 

Such an interesting concept. Psychotherapy is usually used to address the individual who is ill, imbalanced (though genetics or lifestyle), or simply is forced into a defined state due to overpowering consequences. To take these same methodologies of Psychotherapy and address whole cultures, histories, peoples — with a sensitivity that can cure or ease on a global level issues that haunt on an granular / individual level.

You can look at some cultures, the American for example … spoiled, wasteful, and acting like the biggest child in the neighborhood. All of the treatments that could somehow blanket this … through education in school, education in media (Games, Books, Film, TV), or education in the family. What would this treatment look like, what would this educational curriculum be like in outline form?

I am interested in you opinion on this?

 

🙂

I think the most important rule in Psychotherapy is you cannot help somebody who doesn’t want this help.

And this idea is not about to correct somebody (a culture) but about two or more people/countries that want to have good relationship but cannot. And they both go to a psychotherapist and ask for the help — to see what they cannot see.

I don’t know if a culture can be ideal 🙂 The question is more about to find a contact, a way to have relationship that both sides want to have, relationship that is accepted by both sides and makes them happy with each other 🙂

 

So, in this process two peoples or populations would have to decide to have a better relationship. Like an angry loud wife and her lazy drunk husband might ask for help from a professional because they do truly want to change a be happy together — two populations would need to do the same, and maybe completely independent of their governments.

It would be exciting to see a ‘grass-roots’ level movement between two peoples try to change the relationship — actually skipping the permission of their governments. Universities and schools, businesses and communitys, opening doors and access to each other over borders. Facilitating the exchanges that bring people closer, seeing their similarities, and being able to not only share responsibility but also plan for a brighter future together.

What is our first step? Maybe just posting on a forum is the start?

 

I am not sure that every loud wife and drunk husband will ask for such help 🙂 But the countries pretend to be the number one in the world probably could 🙂 And I think the very important part of this — they should WANT to have GOOD relationship and they should WANT to make some efforts to have it. Very often our partners are our mirrors…

I have one more new idea — we (your and my countries) should have kings or queens. For example your country should have a king and mine should have a queen, then we can marry them and have one big country :)) And this trick we should do with all countries in the world 🙂 😀

I started to talk about mirrors because I think in both other country and your native country you will meet more often your «mirror» than somebody else. If you are good and kind you will see such people but if you are mean, probably you will see people like you are…

And I think two more very important things for understanding between peoples, countries are education and travel. Very very important!

Yeah, it seems we suddenly started it on the forum by writing in two languages in the same topic. I am just not sure if we can find somebody who are ready to read such crazy topics :)))

 

I am not sure that every loud wife and drunk husband will ask for such help 🙂 But the countries pretend to be the number one in the world probably could 🙂 And I think the very important part of this — they should WANT to have GOOD relationship and they should WANT to make some efforts to have it. Very often our partners are our mirrors…

I have one more new idea — we (your and my countries) should have kings or queens. For example your country should have a king and mine should have a queen, then we can marry them and have one big country :)) And this trick we should do with all countries in the world 🙂 😀

I started to talk about mirrors because I think in both other country and your native country you will meet more often your «mirror» than somebody else. If you are good and kind you will see such people but if you are mean, probably you will see people like you are…

And I think two more very important things for understanding between peoples, countries are education and travel. Very very important!

Yeah, it seems we suddenly started it on the forum by writing in two languages in the same topic. I am just not sure if we can find somebody who are ready to read such crazy topics :)))

 

Почему у нас так часто скандалы, даже если я его так сильно люблю?

Суббота, Февраль 10th, 2018

Вот, подумалось, как бы было здорово, если существовал такой тест, в котором отвечаешь на вопросы, а он тебе выдает, в чем ты именно ощущаешь беспокойство в своей жизни, то есть, чем не удовлетворен и почему.
Многие люди ощущают беспокойство, но даже не задумываются почему — не думаю, что эти люди будут использовать такой тест. Зато те, которые начинают задумываться или уже долго думают, но не могут найти ответа, смогут его использовать, чтобы лучше разглядеть проблемы.
Например, могут рассматриваться темы отношений с любимыми, отношений с детьми, с друзьями, работы/карьеры, самореализации, образа жизни/здоровья и т.д.
Решаться вопросы, как:
Почему у нас так часто скандалы, даже если я его так сильно люблю?
Почему я не хочу ничего делать на работе?
Почему моя подруга меня все время обманывает?

То есть тест должен помочь найти скрытые от человека проблемы в таких ситуациях. Многие люди просто не знают, что нужно делать, чтобы те или иные отношения были гармоничными, что может существовать в хороших отношениях, а что — нет.

А после окончания тестирования опросник бы еще выдавал рекомендации — как и что можно улучшить в конкретном случае 🙂

 

 

Под тестом я имела ввиду набор вопросов, на которые надо ответить, и потом получишь ответ, что именно не так в твоей жизни.

Ваш вопрос про исповедь и причастие дал толчок моему еще большему фантазированию. Тест должен быть ЖИВЫМ, самоформирующимся. То есть человек в начале должен ответить на вопросы о том, какой бы он хотел свою жизнь видеть, а потом уже ответить о том, какова эта жизнь сейчас, и что он делает в жизни ли вообще, в отношениях ли. А тест должен указать на несостыковки.

А вообще я не слышала про исповедь и причастие в виде теста, во-первых, во-вторых, сама идея для меня является внерелигиозной.

То есть по функции мы, конечно, можем найти сходство с психотерапией или исповедью, но в данном случае мне именно интересна сама форма.

 

Проводя параллели с астрологией, можем ли мы не зная человека, не зная точного времени рождения, строить предположения об основных характеристиках человека или о проблемах, с которыми он сталкивается в жизни? Мне кажется, можем.
Опять же, как Вы правильно заметили, профессиональный астролог не будет переписывать интерпретации из астрологических программ, а, вот, для человека далекого от астрологии такие интерпретации могут стать очень важным инструментом познания себя.
Также и тесты. Я не призываю заменить ими психологов и психотерапевтом, а просто несколько расширить сферу их применения.

Тесты обычно используются для диагностики того или иного состояния человека. На мой взгляд, они очень близки хорарам или мантике — так как показывают, в основном, текущее положение дел. Не знаю, чтобы психологи делали без тестов при принятии людей на работу или при выявлении психических отклонений.
Насчет механистичности.. Не знаю, я бы скорей говорила об определенной стандартности процедуры, но не о механистичности. Знакомы ли Вы с проективными тестами? На мой взгляд, там и в голову не придет идея механистичности.

Разные психологи занимаются разными проблемами — кто-то проблемы решает, а кто-то и личностью в целом занимается. Хотя, основных направлений (если не ошибаюсь) в психологии три: психодинамический подход (Фрейд, Юнг и т.д.), когнитивно-бихевиоральный (Скиннер, Бек и т.д.) и гуманистическо-экзистенциальный (Роджерс, Ялом и т.д.), но разветвлений и подразделений великое множество. И по большому счету, в России каждый психолог решает сам, какой вид выбрать и какие проблемы решать.

На мой взгляд юнгианская психотерапия достаточно популярна сейчас — я видела не мало книг, связанных с этим подходом.

«Проблема незначительной роли психологии и психологов»… На мой взгляд, это просто одна их проблем общества сегодня, одна из деталей того вектора, куда оно направлено. Не думаю, что тут возможно изменить только одну деталь. На мой взгляд, наше общество просто не думает о маленьком человеке, личности — как впрочем это и было на протяжении всей истории, если не ошибаюсь.

На мой взгляд, с изучением души психология вполне справляется, особенно если учесть, что как наука она существует чуть более 100 лет 😉

А на счет исцеления… На мой взгляд, один из проблемных вопросов, а что есть «здоровый» человек или каким должен быть идеальный человек?

Отчего зависит архитектурная форма?, статья А.Флиера «Рождение жилища…»

Четверг, Январь 25th, 2018

Рождение жилища: пространственное самоопределение первобытного человека

Оказывается, пещерные люди практически не жили в пещерах. Современные археолога приходят к выводу, что пещеры использовались первобытными людьми преимущественно в ритуально-обрядовых целях. И становится понятным, почему именно пещеры расписывались наскальной живописью, служили реликвариями — тайными хранилищами черепов тотемических животных, а также нередко погребальными пантеонами членов рода. Но жить древние предпочитали в искусственных постройках, расположенных на открытой местности, иногда под скальными навесами или перед входами в пещеры. Можно только удивляться тому, что мировая культурная антропология, накопившая за последние десятилетия основательные знания о внутреннем мире гоминидов, сама не пришла к теоретическому умозаключению, что пещерное поселение никак не вписывается в палеолитическую картину мира и в принципы самоопределения древнего человека на территории. Впрочем, А. Леруа-Гуран и М. Элиаде подошли к самой грани этого открытия. Почему же гоминиды не селились в пещерах? Ведь пещеры гораздо лучше примитивных шалашей защищали от непогоды и хищников. Однако, судя по всему, жилища строились древними вовсе не ради защиты от непогоды (или, по крайней мере, далеко не только с этой целью). В исторической и историко-архитектурной науке традиционно большое внимание уделяется природно-географической детерминированности архитектурно-строительной деятельности вообще и первобытной эпохи в частности как одному из важнейших факторов зарождения зодчества и архитектурного формообразования. Конкретно эта обусловленность усматривается в начале строительства людьми искусственных сооружений в связи с наступлением ледникового периода, в радикальном влиянии доступных в той или иной местности строительных материалов на параметры избираемой архитектурной формы и ее жесткой адаптированности к природно-климатическим условиям региона3 в воздействии силуэтно-ритмических черт ландшафта на художественные свойства архитектуры, возникающей на этом ландшафте, и т. п. Таким образом, речь вдет в основном о проис- хождении локальности архитектурной формы и природно-географической обусловленности ее конкретных черт. Если согласиться с такой точкой зрения, то необходимо признать, что на самых ранних этапах истории, в первобытную эпоху, когда человек очень зависел от локальных особенностей природной среды, эта экологическая детерминированность форм его архитектурно-строительной практики должна была быть наивысшей, наиболее выраженной и еще «незамутненной» последующими культурно-символическими напластованиями. Вместе с тем археологические открытия последних десятилетий полностью опровергают подобный взгляд на первобытную архитектуру. В первую очередь это касается климатического «толчка» в самом начале строительной деятельности. Раскопки М. Лики в Олдувайском ущелье (в Восточной Африке) выявили остатки шалашеобразных овальных в плане сооружений, более чем на 200 тыс. лет предшествовавших началу ледникового периода 5. При этом никаких непосредственных природно-климатических предпосылок к этому «началу» искусственной организации среды ранними гоминидами современная наука не усматривает. Более того, сама постановка вопроса о подобном «начале» в принципе некорректна. Есть все основания полагать, что строительная деятельность людей и их предков существовала всегда. Как известно, многие виды приматов строят гнездообразные сооружения на деревьях; в «австралопитековый» период антропогенеза происходило «сошествие» предков людей на землю и соответствующий перенос на поверхность их жилищ (что и создало возможность их археологического обнаружения). Можно спорить об экологических причинах этого «сошествия», но сам факт строительства жилищ при этом не детерминирован непосредственно какими-либо природно-климатическими причинами: он просто имманентно свойствен данной ветви биосоциальной эволюции живого. Может быть, под влиянием резких изменений климата в ледниковый период постройки антропоидов обрели какое-то новое качество или формы? Тоже нет. Во всяком случае данные археологии не дают оснований для такого вывода. Как до ледникового периода, так и во время него и после его окончания типология форм и приемов строительной практики древних оставалась в основном неизменной, т. е. климатически никак не откорректированной. Это же подтверждается и единообразием типов жилищ во всех климатических поясах палеолитической ойкумены. Везде наблюдается абсолютное численное преобладание округлых в плане шалашей, со времени верхнего палеолита дополняемых постройками прямоугольного плана и «длинными» домами, как правило, представлявшими собой «анфилады» соединенных овальных шалашей6. Никаких приоритетных различий в типах и конструкциях сооружений между севером и югом, горами и степью, пустыней и тайгой при этом не выявляется. Конечно, доступность тех или иных материалов в разных зонах расселения была различной. Где-то строительство велось исключительно из древеснорастительных материалов, в других местах — с большим или меньшим использованием костей животных (преимущественно мамонтов), для третьих характерно ограниченное применение камней. Однако на саму архитектурную типологию построек эти различия практически не влияли; и древесные, и древесно-костные, и древесно-костно-каменные шалаши типологически и конструктивно повсюду были единообразными. Более того, наличие или отсутствие костных и каменных элементов в постройках вовсе не было жестко связано с практической доступностью или недоступностью этих материалов, а имело характер, скорее, локальной культурной традиции. Само преобладание овальных композиций в архитектуре жилищ, а позднее (начиная с неолитической эпохи) и поселений, как показывают новейшие исследования, было обусловлено не экологическими, а преимущественно мифо-ритуальными соображениями8. В мезолитическую эпоху появились постройки каркасно-столбовой конструкции, в неолитическую — деревянной и каменной стоечно-балочной, а также каменные и сырцовые сооружения с несущим ограждением. Резко расширилась типологическая номенклатура сооружения; в регионах с малым количеством осадков появились постройки с плоским покрытием. Здесь уже очевидна определенная привязка к ресурсным и климатическим особенностям места. Впрочем, данная статья и не ставит задачу доказать абсолютную независимость строительной практики от экологии, под сомнение ставится лишь точка зрения об абсолютной зависимости архитектурной формы от природных условий. Подтверждением тому, что экологическая адаптивность архитектуры в тот период вовсе не была абсолютной, могут служить и такие адаптивно избыточные явления, как неолитические сооружения с плоским покрытием в районах с безусловной потребностью в покатых крышах, сырцовые постройки, наиболее эффективные и долговечные в условиях сухого и жаркого климата, распространенные, однако, и в зонах влажных субтропиков Кавказа, и в сравнительно сыром климате Британии. Нет сомнений в том, что в районах с экстраординарно сложной для человека природно-климатической ситуацией (например в приарктической зоне) экологическая адаптивность строительства всегда была чрезвычайно актуальна, но такая ситуация не является нормой для всего человечества и его зодчества. В противном случае архитектурная форма не обладала бы той эмпирически наблюдаемой пластичностью, которая позволяет ей мигрировать и сравнительно легко оседать и внедряться в местную традицию в самых несхожих по сравнению с исходными природных условиях. Таким образом, не отрицая в целом сам факт адаптивности некоторых черт архитектурных сооружений по отношению к экологическим условиям, следует подчеркнуть преимущественно вариативно-коррелирующий и лишь в исключительных случаях жестко детерминирующий характер роли географического фактора в генезисе архитектурной формы. Каковы же в таком случае основные «природные» истоки локального своеобразия архитектуры? Представляется, что их надо искать в биосоциальных корнях самого человеческого поведения. Вопрос о происхождении и параметрах социальности в среде животных и по сей день не имеет однозначного ответа. Однако развитие этологических и биосоциальных исследований в последние годы все чаще возвращает специалистов к насчитывающей уже столетие гипотезе А. Эспинаса об имманентной социальности всех видов животного мира вне зависимости от занимаемой ими ступени на эволюционной лестнице. В конечном итоге эта социальность у всех видов может быть сведена к нескольким инвари- антным архетипам поведения, среди которых одним из важнейших является территориальность. Всякий животный коллектив на постоянной или временной основе занимает какую-то территорию, где он обитает, кормится, размножается, т. е. осваивает этот больший или меньший фрагмент пространства. Но освоение какой-либо территории заключается, в первую очередь, в ее присвоении, вступлении в обладание ею, что в обязательном порядке требует маркирования ее границ, а также выделения зоны непосредственного обитания (в наиболее полном виде — жилища). Предполагается, что «присвоенная» популяцией территория делится как бы на три различающиеся по своей социальной ценности зоны — зону коллективного владения (территория кормления), зону совмещенного коллективно-индивидуального владения (участок совместного проживания членов популяции) и зону непосредственно индивидуального или семейного владения (собственно жилище). Каждая из этих зон по-особенному маркируется и в каждую вносится элемент искусственной организованности (обычно не адекватной человеческому пониманию слов «искусственная организация». Хотя даже тропа, протоптанная к водопою, уже является фактом «реорганизации» среды). Естественно, наиболее маркированным и организованным является жилище — центр «присвоенной» территории. Собственно, ту же самую картину мы наблюдаем и при рассмотрении «территориальности» первобытных коллективов людей. В этом случае к феномену архитектуры принято относить лишь вторую и третью зоны — поселение и жилище, хотя, если быть строго последовательным в понимании архитектуры как «искусственно организованной предметно-пространственной среды обитания», то архитектура начинается с первой зоны, а точнее, с ее маркера, успешно говоря, с «пограничного столба» присвоенной территории. В конечном счете и само жилище, вернее, его внешнее ограждение, является «пограничным столбом» данного владения, а индивидуальные особенности его архитектуры — эмблемой, свидетельствующей о личности владельца. Точно так же околица поселения является границей индивидуально-коллективного владения общины (рода, фратрии, племени), а особенности архитектуры поселка — маркирующей эмблемой общины. Происхождение конкретных индивидуализирующих черт этой эмблемы не столь уж существенно и даже может быть случайно; в конце концов, эмблема — это лишь условно-конвенциональный знак, не отражающий иконического образа символизируемого явления . Поэтому маркирующие признаки того или иного конкретного поселения или жилища не обусловлены экологическими детерминантами, ибо в противном случае это лишало бы маркировку черт необходимой личностной или родовой индивидуализации. Более того, мир первобытного общества был сугубо родовым, а иерархия его ценностных ориентации — преимущественно генетико-родовой, оценивающей значимость объектов и событий по их происхождению от данного рода либо по принадлежности к нему. Отсюда и повышенное внимание к захоронениям членов рода и его зооморфных тотемических «родственников»; отсюда и погребальный характер наиболее древних известных нам религиозных верований и ритуалов, преобладание тотемистической и детородной тематики в древнейшем художественном творчестве, культ предков, тотемов, прародителей, женщин-рожениц, генетико-родовой характер первобытной космогонии и т. п. В этой системе сознания не просматривается содержательная ниша для сколь- либо высоко значимой природно-географической тематики. В отличие от земледельцев неолитической и последующих эпох, чья жизнедеятельность была тесно связана с календарной периодичностью природных процессов, палеолитические охотники были гораздо более автономны от локальных особенностей ландшафта, более пластичны и адаптивны к природным условиям и отсюда — менее привязаны своим сознанием к ландшафту. Напротив, именно род и община, судя по материалам археологии и мифологии и их современной интерпретации, стояли в центре картины мира на этапе антропогенеза (и позднее, вплоть до неолита). Пожалуй, никогда в последующей истории общественная практика не была так сильно социально ориентированной, никогда социальные проблемы (включая задачи самоорганизации и маркировки рода) в такой степени не детерминировали цели, основания и результаты деятельности людей, как в палеолитическую и мезолитическую эпохи. И самоопределение рода в пространстве (на территории) столь же глубоко социально по своим целям и формам, т. е. в гораздо большей степени подчинено социальным, нежели собственно адаптивным задачам. Но как же все-таки быть с природно-климатической адаптивностью сооружений, признаки которой в тех или иных случаях объективно наблюдаются? Она, несомненно, имела место, будучи, однако, атрибутом не архитектурной формы, а строительного приема. В знаменитом витрувиевском определении архитектуры — «польза, прочность, красота» — суммируются два основных ее системных свойства — утилитарное и семиотическое. Первое из них детерминировано задачами функциональной организации пространства в соответствии с витальными (жизненными) и деятельностными потребностями человека, адаптировано к природно-климатическим условиям региона, обусловлено ресурсными (материальными и людскими) возможностями территории и общества, уровнем развития строительного искусства. Все эти факторные компоненты суммируются и преобразуются в конструктивно-технологические особенности локального строительного приема или комплекса приемов, распространенных в тех или иных границах места и времени. Иное дело семиотическое свойство архитектуры. Оно — продукт Истории, т. е. процессов взаимоотношений между людьми в их коллективной жизнедеятельности. Это свойство способствует организации пространства не по утилитарным, а по мировоззренческим и социально-иерархическим принципам. Начавшись в эпоху палеолита с решения задачи родовой этнокультурной маркировки жилищ и поселений, архитектурный семиозис по ходу истории стал отражать племенные, национальные, социально-классовые, государственные, конфессиональные, политико-идеологические и иные параметры архитектурных сооружений, а точнее — соответствующие характеристики возводивших их обществ, социальных групп и индивидуальных заказчиков. Именно из этой сигнальной функции и ее социально-престижного значения и родилось понятие «красота» применительно к архитектуре. Таким образом, в феномене искусственной организации пространства следует различать два совершенно автономных по своему происхождению компонента: 1) строительный прием, детерминированный обстоятельствами места (климатическими, ресурсными, хозяйственными) и остающийся более или менее устойчивым во все времена, даже при полной смене этнических, конфессиональных и иных характеристик населения; 2) архитектурную форму, полностью обусловленную культурой общества, его мифо-космологическими представлениями, социальной иерархией устройства, ритуалами социально-нормативных отношений, всей суммой ценностных ориентации. Все эти параметры в процессе осуществления «территориальности» данного общества и его членов и маркируются в конечном счете архитектурной формой. При миграции данного общества на иную территорию (чему немало примеров в истории) архитектурные формы как маркеры его культуры уходят вместе с ним; а вот строительные приемы, привязанные к условиям места, остаются новому населению. Казалось бы, особое положение в данной схеме занимают проблемы функциональной организации пространства, связанные как с витальными потребностями человека, так и с особенностями его социальной деятельности и образа жизни. Однако представляется, что и здесь основными детерминирующими факторами являются ландшафтно-климатические и ресурсные параметры территории, которые определяют и преобладающую типологию хозяйственной деятельности, а через нее во многом и образ жизни, и отчасти элементы духовной культуры населения, лишь коррелируемые экстраутилитарными особенностями культуры в целом. Эта характеристика сооружений также, по-видимому, должна рассматриваться как продукт строительного приема, а не как собственно архитектурная форма. В целом же можно заключить, что строительный прием и архитектурная форма, взаимодействуя и взаимно коррелируя друг друга, создавая в совокупности всю гамму характеристик архитектуры, не составляют тем не менее двух сторон единого явления (разумеется, в социально-функциональном смысле; в практическом творчестве архитектора они, безусловно, едины), а остаются двумя совершенно различными способами «освоения мира»: один — видом жизнеобеспечивающей хозяйственной деятельности, другая — феноменом мировоззрения, иерархии ценностей и социальной коммуникации. В практическую же общность их связывают прежде всего задачи осуществления «территориальности» человека и общества, утилитарное и символическое «присвоение» пространства; во-первых, для того чтобы жить вообще, во-вторых, для того чтобы жить коллективно. Совершенно очевидно, что поселение в пещере решению задач второго типа — социально-ценностной иерархизации «присвоенного» пространства — явно не отвечало.
© А. Флиер, 1992

Источник

Жилища малоэтажные, оценка качества

Среда, Январь 10th, 2018

Существует такой интересный документ — СТАНДАРТ научно-технического общества бумажной и деревообрабатывающей промышленности — СТО БДП-8-97, посвященный оценке качества малоэтажных жилищ.

Не знаю, почему научно-техническое общество именно бумажной и деревообрабатывающей промышленности занимается этой проблемой, а не архитекторы, строители и экологи, например.

Сам документ можно скачать отсюда

В разделе «Безопасность» упомянуты два очень, на мой взгляд, необычных для официальных документов показателей:

1) (2.6) Видеоэкологическая безопасность — наличие и параметры гомогенных
и агрессивных визуальных полей

2) (2.7) Геопатогенная безопасность — наличие и параметры геопатогенных зон, отрицательно влияющих на психофизиологическое состояние человека

Интересно, кто этим документом пользуется?